Как Яльмар Шахт спас Германию и поссорился с Гитлером

ТАЛАНТЛИВОГО ЭКОНОМИСТА БЕСИЛО ТО, ЧТО ПАРТИЯ ВЛАСТИ ВМЕШИВАЕТСЯ В ДЕЛА БИЗНЕСА

Яльмар Шахт и Адольф Гитлер

Мы продолжаем рубрику ?Финансовые притчи?.
В ней мы рассказываем простые истории из жизни, исполненные глубокого смысла. Чтобы было интересно и поучительно…

В далекой стране Германии жил-был когда-то доктор Яльмар Горас Грили Шахт (на фото справа). Не удивляйтесь, это был один человек. Просто имен у него было много. А работал он банкиром, ну, в смысле, был президентом частного банка. Когда закончилась Первая мировая война, в Германии началась неимоверная инфляция. Помните, Ремарк писал, что в те годы жалование выдавали дважды в день и люди сразу бежали за покупками, потому что к вечеру цены еще вырастали.

В это время Яльмар Шахт был, пожалуй, единственным человеком в Германии, который знал, как вывести страну из кризиса. Несмотря на его политические разногласия с тогдашним социалдемократическим правительством, Шахт был приглашен на должность финансового комиссара Германии, а месяц спу стя стал еще и президентом Рейхсбанка. После чего он сделал три вещи: ввел рентную марку, обеспеченную недвижимостью, выбил стабилизационный кредит у Великобритании и запретил выдавать государственные кредиты всем, кроме экспортеров. В результате предприятия, выживавшие за счет кредитов, стали разоряться. Ежемесячно банкротились тысячи предпринимателей. Кризис грозил пойти на новый виток. Но Шахт удержал ситуацию. Ограничение кредитов позволило сократить выпуск денег, а полученный от англичан кредит сделал возможным привязать марку к золотому стандарту. Инфляция была побеждена. Кстати, до сих пор немцы, знающие историю, называют Яльмара Шахта спасителем марки.

Уже в 1927 г. промышленность Германии вышла на довоенный уровень. Но благоденствие продлилось недолго. Из-за великой депрессии, бушевавшей в Европе, спрос на немецкие товары упал. Началась новая волна банкротств и увольнений. На этом фоне в 1933 г. к власти в стране пришел Гитлер, пообещавший ?навести порядок?. И в этом свою роль сыграл Шахт, помогавший в сборе денег на выборную кампанию национал-социалистов. Впрочем, и при Гитлере Шахт продолжал действовать сугубо экономическими методами. Он взялся за решение небывалой задачи: поддержать производителей необеспеченными госкредитами и при этом удержать инфляцию за счет контроля цен и зарплат. Шахт понимал, что ?пустые? кредиты ? прямой путь к инфляции, и что административными методами это не лечится. Но он рассчитывал, что инфляцию удастся удержать хотя бы недолго, а за это время начнутся поступления от экспорта немецких товаров, что позволит подкрепить ранее выданные кредиты реальными деньгами. Чтобы госкредиты не выглядели откровенно ?дутыми?, были введены так называемые мефо-векселя. Предприятия получали кредиты не день гами, а векселями частной компании Metallurgische Forschungsgesellschaft (сокращенно ?MeFo?). Их принимали все банки. При этом масса наличных денег не росла, что удерживало инфляцию. Кстати, именно ?дутыми? векселями оплачено строительство немецких автобанов (гитлерштрассе).

Еще более хитрую схему Шахт предложил для стимулирования немецкого экспорта. Иностранные поставщики сырья (руд, нефти, химического сырья), которого в самой Германии было негусто, вместо живых денег получали безналичные марки, которые можно было использовать только для покупки немецких товаров. И эти товары обязательно следовало вывезти в страну ? поставщика сырья. Германия получила и сырье, и рынки сбыта, а в результате по темпам роста опередила остальную Европу*.

Но именно тогда, в конце 30-х, Шахт разочаровался в Гитлере. Его бесило то, что партия власти вмешивается в дела бизнеса. К тому же он понимал, что установившаяся в стране диктатура препятствует развитию экономики. После того как в 1937 г. Геринг произнес: ?Если фюрер прикажет, то дважды два будет пять?, Шахт подал в отставку с поста министра экономики. Какое-то время он числился министром без портфеля, но в начале 1942 г. был отстранен от госслужбы. По мнению тогдашней оппозиции, в случае свержения гитлеровского режима Шахт был лучшим кандидатом на пост министра экономики или даже премьер-министра (упоминание об этом есть в фильме ?Семнадцать мгновений весны?). Поэтому после неудачного покушения на Гитлера в 1944 г. тот на всякий случай отправил Шахта в концлагерь. Через год экс-министра освободили американцы, но тут же посадили его на скамью подсудимых в Нюрнберге. После трех лет следствия доктор Шахт был оправдан. Выйдя на свободу, он начал собственное дело и умер в 1970 г., будучи владельцем банкирского дома Schacht GmbH.

Собственно, почему мы вспомнили о докторе Шахте именно сегодня? Просто этот безусловно талантливый финансист, возможно, одним из первых в Европе пришел к выводу, что в авторитарном государстве невозможно нормальное развитие экономики. Разумеется, Шахт, как и любой профессиональный экономист, под ?нормальным? подразумевал развитие, построенное НЕ на распродаже природных ресурсов.


* Любопытный факт: вся эта эквилибристика с векселями, обезличенными марками и другими инструментами привела к тому, что немецкая марка какое-то время обладала 237 разными курсами сразу (нечто похожее было при позднем ?совке?, когда курсы наличного рубля, безналичного рубля и рублевого внешторговского чека отличались в разы).

Check Also

Как игра на понижение обернулась взрывом

Финансовая притча о том, как из-за паники медведей цена акций ?Мосэнерго? за неделю выросла чуть не втрое. Потом опять упала?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика